1. Skip to Menu
  2. Skip to Content
  3. Skip to Footer>

102
103
63
64
66
89
90
91
92

Горячие предложения

  • ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ГРУППЫ -

    смотреть >>

    участие в психологических группах, семинарах и тренингах


  • ВЫВЕДЕНИЕ ИЗ ЗАПОЯ -

    смотреть >>

    быстрая и эффективная помощь на дому

  • КОНСУЛЬТАЦИЯ ON-LINE -

     

    смотреть >>

    экстренная помощь психотерапевта

     

СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОТЕРАПИИ. Начало обучающей программы в Хабаровске. 14 февраля 2015 г. 11-00.

ГОРОДСКОЙ ЦЕНТР ПСИХОТЕРАПИИ И КЛИНИЧЕСКОЙ НАРКОЛОГИИ СИСТЕМНЫЙ ПОДХОД В ПСИХОТЕРАПИИ. Начало обучающей ...

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ БАЗОВЫЙ КУРС во Владивостоке

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ   БАЗОВЫЙ КУРС во Владивостоке   28 - 30 марта 2014 г.   МОСКОВСКИЙ ГЕШТАЛЬТ-ИНСТИТУТ М...

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ БАЗОВЫЙ КУРС в Благовещенске

ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ   БАЗОВЫЙ КУРС   в Благовещенске   11 - 13 апреля 2014 г.   МОСКОВСКИЙ ГЕШТАЛЬТ-ИНСТИТУТ ...

Социальные изменения начинаются вдвоем

PDF Печать E-mail

Автор: Жан-Мари Рабин

Тезисы лекции Ж.-М. Робина, прочитанной на XX конференции Московского Гештальт института (февраль 2011).

Социальные изменения начинаются вдвоем

«– Вот уже несколько недель – говорит пациент – как я задаю себе вопрос, не прекратить ли мне терапию, так как мне кажется, что я больше не продвигаюсь вперед, хожу по кругу, теряю свое время...»

«– Осознаете ли вы, что же вы такого делаете, что больше нет движения вперед?»

Поскольку диалог этот лишен всякого контекста, есть риск представить его в карикатурном и интерпретативном виде. Однако предлагаю вам рассмотреть, что таким образом может сказать этот психотерапевт, и что останется имплицитным, скрытым в его ответе:

«Если нет продвижения вперед, несомненно, вы единственная тому причина. Не менее очевидным является и то, что мне как терапевту не могут предъявляться обвинения. Я использую все свои знания и опыт для того, чтобы вы продвигались вперед. Но я ограничен вашим сопротивлением изменениям».

Такой ответ подразумевает, что сопротивление размещается со стороны пациента. Этот психотерапевт – эксперт психической жизни, и в данном качестве он понимает те аспекты опыта своего пациента, к которым у последнего, вероятно, нет доступа. Таким образом, у него больше способностей и компетенций, чем у пациента. И предел возможностей терапевта лишь в пределе возможностей пациента к сотрудничеству. Если пациент не открывает ту или иную составляющую своего опыта, причину нужно искать в его, пациента, сопротивлении и защитных механизмах.

Концепция человека такого терапевта содержит идею, что мы – отдельные существа, каждый ответственен сам за себя. Подразумеваемое таким терапевтом требование «Прими на себя ответственность за то, что с тобой происходит» указывает, что ответственность принадлежит индивиду, так как индивид предшествует их взаимоотношениям. То есть, терапевт выбирает «объективистскую» перспективу, когда другой является «объектом» его работы, приложением его компетенции и его знаний.

На этом список имплицитных постулатов, содержащихся в простом вопросе терапевта, не исчерпывается.

Перлз настаивал на том, чтобы его пациенты преобразовывали свои вопросы в утверждения, он считал, что всякий вопрос содержит скрытое утверждение. Если эта рабочая гипотеза имеет под собой основание, то должна существовать возможность применения ее и к терапевту. Соглашаясь с данной гипотезой, я, в свою очередь, заявляю, что любое высказывание психотерапевта или обращенный к пациенту вопрос раскрывает карту мира терапевта. Он через вопросы говорит о своей концепции человека и мира, высказывает свою концепцию психопатологии и патогенеза, а также концепцию изменений и, следовательно, то, как он сам собирается изменить ситуацию.

Внешне невинные вопросы «Что вы чувствуете?», «Когда это началось?», «Напоминает ли вам это какой-то эпизод из вашего детства?» проявляют предпосылки, априорные суждения психотерапевта и даже раскрывают возможные перспективы изменений.

Беседа, проводимая психотерапевтом, – это одновременно и получаемая информация, и даваемая. Пациенты улавливают эту информацию (иногда не осознавая этого). Вот почему психотерапевты и аналитики давно заметили, что юнговским пациентам снятся юнговские сны, клайновским – клайновские сны и т.д. Подобное явление не ограничивается снами, а распространяется на весь опыт.

Итак, какую информацию я хочу дать своим пациентам? Хочу ли я им, к примеру, сказать: «Осветив ваше прошлое по-новому, мы найдем ключи, открывающие дверь сегодняшним изменениям», «Для вашего развития необходимо непосредственное осознавание, а также выражение ваших ощущений, эмоций и чувств», «Только вы отвечаете за то, что вы проживаете» и т.д.?

Какая из реальностей?

Реальность не является [объективной] данностью. В том числе, и реальность в терапевтической ситуации. Терапевтическая реальность строится, и это строение социальное, основанное на отношениях; она не может быть создана изолированным индивидом. Данное различие очень значимо; к тому же, оно является водоразделом между так называемым конструктивистским движением и социальным конструкционизмом. Для последнего коммуникация – это процесс построения социальной реальности, разделяемой действующими в конкретном социуме лицами.

Основные положения конструктивизма были введены Джорджем Келли (George Kelly) в 1955-м году и затем подхвачены такими авторами, как Матурана (Maturana) и Вацлавик (Watzlawick). Это одно из ответвлений эпистемологии (науки о познании), представители которого полагают, что «реальность» является неким «интеллектуальным строением». Это «строение» человек формирует на основании имеющихся априорных суждений, в процессе «восприятия», «придания формы», делая внятным это самое «реальное». Схемы восприятия и интерпретации, которыми пользуется человек, глубоко связаны с теориями, концептами и со всем опытом, которым он располагает в момент осуществления своих поисков, высказывания вопросов, построения смысла.

В свою очередь, социальный конструкционизм, - это движение, имеющее множество источников (среди которых и конструктивизм), представленное, главным образом, Гергеном (Gergen) и МакНэми (McNamee). Оно в какой-то мере продолжает конструктивистскую перспективу, но, в то же время, порывает с ней, утверждая, что реальность строится в межличностных взаимоотношениях, в диалоге, а не только в интрапсихическом процессе. Если продолжать дальше эту логику, то можно сказать, что «нет реальных единиц, нет фактов для познания, нет систем для понимания, нет ни структур, ни правил для их актуализации. Есть лишь разговаривающие и общающиеся индивиды, строящие вместе реальность, которая рождается через языковой процесс». (А.Ванстенвеген (A.Vansteenwegen)).

Несколько последствий для психотерапии

Если следовать дальше логике социального конструкционизма, то в зависимости от слов, используемых в речи, которая выстраивается для описания и понимания опыта, развитие каждого из нас или раскрывается, или замыкается, прекращается.

Всякое высказывание человека приобретает свой (временный) смысл через происходящее затем действие. Далее происходит добавление, вносимое собеседником, и оно приобретает свой смысл, только когда первый участник диалога сам внесет «добавку» в эту речь или это действие и т.д. Таким образом, каждое взаимодействие – это постепенное раскрытие и, одновременно, закрытие возможностей. То есть на нас, психотерапевтах, лежит большая ответственность за выбор слов и представлений, которыми мы оперируем во взаимоотношениях с нашими пациентами, за выбор (пусть даже имплицитной) логики, которая организует наше мышление и наш ответ.

Какими убеждениями руководствуется тот или иной терапевт? Например, память, содержит ли она травмы или «изобретает» их? Является ли пациент «жертвой» своей травмы или своего способа воспоминания? Или еще, могут ли эмоции быть «ретрофлексированы» (то есть храниться, консервироваться). Если они хранятся, можно ли избежать основной опоры – опоры на концепт бессознательного? Какова моя концепция темпоральности? В этой концепции уместно ли понятие регрессии? Существует ли повторяемость [процесса] или таково мое построение реальности? Как я могу примирить холистический, глобальный подход и теорию полярности, и т.д.?

Верования, носимые индивидами, создают реальность этих индивидов, а реальность поддерживается через социальное взаимодействие, которое, в свою очередь, подтверждает верования, берущие свои истоки в социальном. Это касается как любого человека с улицы, как наших пациентов, так и нас, психотерапевтов: наши верования и наши предпосылки поддерживаются через социальные взаимодействия, наши семинары, публикации и т.д.

Обычно предполагается, что слова пациента являются отражением ЕГО реальности. Это «конструктивистский» тезис. Социальный конструкционизм вносит коррективу, утверждая, что слова также отражают традиции, культурную общность и систему взаимоотношений. Произносимые пациентом слова и его представления, безусловно, были построены во взаимоотношениях, но они не только были, они есть в тот самый момент, когда они произносятся! Они строятся также и во взаимоотношениях с собеседником. И тогда Гештальт-терапия благодаря перспективе поля делает шаг вперед: слова говорят также о ситуации здесь-теперь, и, соответственно, свидетельствуют не только о говорящем, но и о его адресате, однако при этом их невозможно отнести только к одному или другому индивиду.

В итоге, что же ещё более Гештальт-терапевтического, чем это перемещение, это смещение центра внимания, чем отказ от первичности индивида над контактированием? Это и есть та радикализация, которую ввел Гудмен, опираясь на интуицию Перлза, и которую я стараюсь продолжить.

На днях по радио в ходе интервью с преподавателем я услышал ряд внешне невинных и банальных высказываний. Речь шла о целях, преследуемых образованием, использовался казенный язык, и казенность эта была далеко не невинной. Говорилось о государственном образовании, о проекте формирования самостоятельных и ответственных индивидов. Чего же более благородного в сущности... но, в поражающем опрокидывании фигура-фон я вдруг понял, что я никогда не слышал, чтобы воспитатели, преподаватели, учителя нашей молодежи указывали среди целей такую, как формирование индивидов, способных на связь [взаимодействие]! Это даже не входит в дискурс или в искусственную повестку дня нашей эпохи; это, по-видимому, не входит и в ценности, предусмотренные в доминирующей культуре. Индивидуализм – это извращенный эффект развития индивида. Я бы даже сказал, провал подобного подхода, потому что для меня самостоятельность приобретает свой смысл только при установлении связей.

Терапевтические взаимоотношения моделируют социальные изменения

Постоянно происходящие во взаимодействии с другим человеком или людьми социальные изменения могут и должны становиться предметом эксперимента в терапевтической встрече. Я хочу добавить еще несколько параметров, собрав их на основе трех важнейших характеристик self, в том виде как их нам предлагают Перлз и Гудмен: спонтанность, средняя модальность, вовлеченность в ситуацию.

Спонтанность

Спонтанность психотерапевта (конечно же, имеющая мало общего с реактивностью, импульсивностью или несоблюдением этики) является главным ингредиентом, составляющим терапевтическую ситуацию. Клиенту, как каждому в жизни, периодически навязывалось требование контроля, что способствовало зарождению патологических проявлений. Простая, спокойная и, тем не менее, творческая ситуация терапии дает возможность отпустить всякий контроль и, в некотором смысле, освободиться от стыда быть тем или той, кем мы являемся.

Эта спонтанность также является и тем, что нас сближает с творческими способностями ребенка: любопытство, действие, импровизация, игра, гибкость, воображение, удивление, способность идти на риск, встреча с неизвестным и новым, творчество, действие, экспериментирование и т.д. – исключительно важные составляющие терапевтических взаимоотношений согласно Гештальт-терапии.

Средняя модальность (middle mode)

Если говорить кратко, находиться в состоянии middle mode – значит быть активным и пассивным одновременно, дающим и получающим в одном и том же коммуникативном действии, как ребенок в ситуации игры или художник в ситуации творчества, которые послужили образцом при разработке нашего понятия self. Это принцип, в котором предполагается, что одним действием мы преобразуемся и преобразуем; он также действует в нашем концепте границы-контакта и в концепте творческого/созидательного приспособления,

Вовлеченный в ситуацию

Согласно теоретическим предложениям наших основателей, нет self без вовлечения в ситуацию. Можно много говорить о разного вида позициях терапевта в контексте терапевтической ситуации. Мне кажется, будет очень даже своевременным признать и заявить вслух и громко, что нет «нейтральности», будь она и «благосклонной»: как только появляется два человека, начинается процесс взаимного влияния. Влияние, конечно же, не предполагает, что терапевт рекомендует пациенту сделать тот или иной выбор, влияние означает требование того, чтобы внимательно рассматривались процессы интроекции, чтобы они не предавались поруганию, как это случилось в некоторые периоды истории психотерапии вообще и Гештальт-терапии, в частности. Влияние не означает внушение или настойчивое предложение. Психоаналитик, даже из самых правоверных, пользуется влиянием, как и любой психотерапевт, и я хотел бы, чтобы многие из них перестали это отрицать.

Некоторые другие аспекты нашего метода

К изложенным выше комментариям, основывающимся на трех традиционных характеристиках self, хочется добавить несколько дополнительных размышлений по некоторым другим аспектам терапевтической ситуации и наших концептов, которые кажутся мне важными для нашего разговора.

Карикатурный пример, с которого я начал, как и другие традиционные приемы, применяемые некоторыми гештальт-терапевтами, например, новое присваивание проекций, или даже диалог с пустым стулом, на мой взгляд, зачастую принадлежат тому, что я бы назвал «преждевременной индивидуацией», полагающейся на «преждевременную ответственность».

Если мы работаем в перспективе поля и принимаем гипотезу «контакта как первого опыта», то, значит, мы исходим, говоря методологическим языком, из знаменитой «творческой недифференцированности» (термин, заимствованный Перлзом у Фридландера (Friedlander) и характеризирующий поле как целое). Существует теоретическая предпосылка, в которой опыт или переживание данного момента приписывается тому, кто его высказывает. Гештальт-теория противопоставляет ей другую идею: такой опыт – это продукт ситуации, совместное создание; исходя из этого, необходимо привести в действие постепенное и временное дифференцирование, индивидуацию, устраняя, насколько это возможно (то есть, в конечном счете, относительно мало!), вмешательство функции personality. Когда функция personality «включена», человеку свойственно опираться на предыдущие представления «я знаю, кто я» и искать подтверждение этому в настоящем. Такого рода подтверждения закрывают возможность для «новизны» и делают невозможными изменения, для которых необходимо учитывать опыт, переживаемый «здесь-и-теперь». Такая преждевременная индивидуация уже не является процессом индивидуации, но фиксацией на иллюзии, называемой «индивидом».

То, что я проживаю здесь и теперь, является продуктом нашей встречи, ситуации, и в этом качестве говорит как обо мне, так и о вас. Такое проживание еще и продукт моей истории или, точнее, моего сегодняшнего представления о моей истории, но последняя настолько богата и сложна, что состоит из разного вида опыта, в том числе, и самых противоречивых пластов. Именно настоящий момент и резонанс формы настоящего момента с некоторыми составляющими моей истории пробудит эти элементы и мобилизует их в форме воспоминаний или привычных процессов. Принимать ответственность за то, что я проживаю, только на себя может означать отрицание вас и вашего влияния на ситуацию или на мой опыт. Self не предшествует контакту, он создает контакт и создается в контакте в режиме средней модальности. Левинас ясно установил разницу между «быть ответственным» и «принимать на себя ответственность». Если развернуть это высказывание, обратить внимание на более тонкие нюансы, то получается, что каждый полностью ответственен за другого, хотя при этом не обязан брать на себя ответственность за этого другого. Однако возможный вклад творчества Левинаса в теорию и практику психотерапии нуждается в более детальном изучении.

Итак, если мы вернемся к взаимоотношениям, о которых я говорил в самом начале, совершенно очевидно, что пациент, говорящий мне, что он больше не продвигается вперед, затрагивает меня на уровне моего собственного стыда, даже если это остается неосознанным. Не менее очевидным является и тот факт, что «все средства будут хороши», чтобы избежать ощущения стыда за мои недостатки и некомпетентность, что моим «любимым» способом для защиты будет охотно от него избавиться, погружая другого в стыд и подобным образом обеспечивая мое иллюзорное превосходство.

Вместо этого знать и признать мою защитную систему, осмелиться открыть что-то в ее приведении в действие во время моего контакта с этим пациентом и в ходе совместного созидательного процесса, за который мы вместе взялись, – все это, как мне кажется, указывает на другую концепцию мира, встречи и человеческих взаимоотношений. Это указывает на другой проект общества, основанный на связи, взаимном влиянии, взаимозависимости и солидарности, на совместном созидании.

Я считаю удавшейся психотерапией процесс, в котором клиенты меняют свои предпосылки, меняют формы разговоров, в которых они участвуют, меняют свой рассказ и т.д. – одним словом, меняют парадигму. Это преобразование происходит в ситуации с психотерапевтом, который способен предложить подходящие условия, помочь создать возможности - в силу того, что он сам смог измениться и, соответственно, присутствовать во встречах.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Сообщество


?????!

Нужные слова




Notice: Undefined variable: alt_text in /home/u44591/gptc.ru/www/modules/mod_jvclouds3D/helper.php on line 625

Голосования

Зачем Вы посещаете психотерапевта?

 

 

 

 

 

 

 


  Итоги

Полезности

RSS

Обновления на сайте Центр Психотерапии г.Хабаровск Обновления на сайте Центр Психотерапии г.Хабаровск

Подписка

Введите Ваш email адрес:

Delivered by FeedBurner

 

На формуе


Смотреть все записи

Территория психотерапии

Наши организации располагаются по разным адресам, что бы свести к минимума возможность заблудиться и посетить конкурентов, мы предлагаем Вам ознакомится с правильной картой. Здесь.

Обратная связь

Если мы вам понравились - это хорошо. Если нет, это тоже неплохо поскольку именно с Вашей помощью мы сможем стать лучше. Свяжите нас обязательствами. Здесь

Следы на песке

Понравилась статья, картинка или просто в душе возник какой то отклик??

Поделись этим, не дай пропасть уникальному эпизоду со-творчества. Здесь

reality developing: